Этюд летнего утра

Каждый день Даша необычайно долго спала. Солнечные лучи настойчиво скользили по её закрытым глазам, но просыпалась она, когда грузный шмель шумно пролетал неподалёку, или когда какая-нибудь малиновка начинала звонко щебетать, усевшись на вишнёвую ветку напротив окна. В такие моменты сны обретали особую реалистичность и шумный ветерок нового дня сдувал их окончательно в неизведанную даль, рассеивая несуществующие миражи в благостном ощущении тёплой летней рани.

Некоторое время Даша томно потягивалась, а затем отправлялась сад. Странная, притягательная сила манила её пройтись по щебнистым дорожкам, оглядывая цветы и деревья, с которыми, казалось, мудрёно играли утренний свет, туманная дымка и капли росы. Совсем скоро это волшебное ощущение растает в образах наступившего дня, так же, как растаяли сны незадолго до того.

Даша некоторое время постояла под вишней, пытаясь разглядеть гнездо малиновок. Но птахи, заметив её, совсем притихли. Задумавшись о чём-то, она прошла мимо ряженных красным кустов смородины и оказалась на просторной лужайке. Здесь уже несколько часов бурлила жизнь: пауки плели паутинки, бабочки порхали над цветами, ящерки грелись на камешках, муравьи таскали какие-то зёрна в свои муравейники, жуки ползали по стеблям, стрекозы восседали на одиноких былинках. Эта картина завораживала, а Даша изумлённо смотрела на этот миниатюрный в размерах и всё же самый настоящий Мир.

Довольная увиденным, она прошествовала вдоль ивовых бортиков цветника, ступила на зелёную траву-мураву и ещё немного пройдя, оказалась возле маленького пруда, в прозрачной воде которого ползали медленные улитки. Гладкую поверхность водяного зеркала резали водомерки, а бледные кувшинки, ненадолго оказавшись на воздухе, безмятежно созерцали небесную высь. Даша перешла через звонкий ручеёк, впадающий в это озерцо, слегка намочившись, но не испугавшись холодной воды и, следуя за его переливами, оказалась у подножия каменистой горки. Где-то здесь, среди плотных зелёных кочек и известняковых уступов, пряталась маленькая сухопутная лягушка. Всякий раз, наблюдая горку, Даша пыталась заметить её маленькие прыжки. Утром, когда жизнь всего остального Мира начиналась, лягушка пряталась от палящего солнца в укромное место — для неё наступала ночь.

В очередной раз, не обнаружив маленькую гостью, Даша мягко ступая, вернулась в дом. На крыльце, прислонившись к дверному проёму и созерцая уходящее утро, стояла Хозяйка. Она потянулась, затем подхватила довольную кошку на руки и, поглаживая её за ушами, отправилась в сад.

— Сегодня я необычайно долго спала, — сказала она. — Но меня разбудил грузный шмель...
Даша тихо мурлыкала. Она-то знала: странная, притягательная сила манила Хозяйку пройтись по щебнистым дорожкам...